Генеральный директор ОАО «РАТЕП» Марат Сафаргалеевич Изгутдинов дал интервью в программе «Генштаб» Русской службы новостей, традиционно освещающей темы о вооруженных силах, военно-промышленном комплексе, военной технике и перевооружении.

Ведущий программы Игорь Юрьевич Коротченко – российский журналист, военный эксперт, военный обозреватель. Является главным редактором журнала «Национальная оборона», директором Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), членом Общественного совета при Министерстве обороны РФ.

Генеральный директор ОАО «РАТЕП» рассказал в программе о выполнении государственного оборонного заказа предприятием.

«И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте! Это программа «Генштаб». В студии Игорь Коротченко. Сегодня мы поговорим о том, как предприятия российского ОПК в целом и на примере конкретных фирм выполняют государственный оборонный заказ. Безусловно, это крайне актуальная сегодня тема, учитывая, что давление на Российскую Федерацию растёт с каждым днём. И ожидаем, что после Варшавского саммита Североатлантического альянса, который состоится вот уже менее чем через месяц, в столице Польши, очевидно, новая война конфронтации со стороны запада будет только усиливаться.

Речь пойдёт о том, что в самой ближайшей перспективе нам придётся столкнуться с появлением новых угроз и вызовов безопасности для Российской Федерации вблизи наших границ. Разумеется, здесь это будет проецироваться как на наземную составляющую деятельности НАТО, так и на морскую составляющую. Мы видим, что новые аэродромы, новые военные базы предусматривают, в том числе, размещение и комплексов ударных вооружений, систем для радиоэлектронного подавления.

И, конечно, НАТО очень беспокоит деятельность нашего военно-морского флота, потому что в настоящее время и Северный флот, и Балтийский флот, и Черноморский флот сталкиваются с тем, что в прямом контакте, в прямой досягаемости находятся и ударные системы вооружения НАТО, которые могут атаковать российские боевые корабли. И мы видим появление новых видов противокорабельного оружия у Североатлантического альянса, включая и системы не только морского, но и наземного базирования.

Поэтому важнейшей задачей сегодня, в том числе, является создание оружия для задач решения корабельной противовоздушной обороны, потому что корабельная ПВО – это основа выживаемости и сил флота в целом, и каждой отдельно взятой боевой единицы российского флота, потому что корабль, находясь в автономном плавании, выполняя те или иные боевые задачи, должен иметь надёжную систему противовоздушной обороны, для того, чтобы и атаки натовской авиации, и атаки крылатых ракет могли быть уверенно отбиты, а наш корабль или группировка кораблей могли уверенно выполнять свои боевые задачи, зная, что над ними есть зонтик безопасности в виде корабельных систем ПВО.

И сегодня наш гость в студии – генеральный директор оборонного предприятия «РАТЕП», входящего в состав Концерна воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей», Изгутдинов Марат Сафаргалеевич. Марат Сафаргалеевич, здравствуйте!

М. ИЗГУТДИНОВ: Добрый день, Игорь Юрьевич!

И. КОРОТЧЕНКО: Прежде всего, давайте всё-таки мы поясним нашим радиослушателям, что такое тот оборонный холдинг, куда входит ваше предприятие. Что такое Концерн ВКО «Алмаз-Антей» сегодня?

М. ИЗГУТДИНОВ: Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» на сегодня является крупнейшим не только в нашей стране, но и в мире оборонным холдингом, и специализируется на создании и изготовлении систем противовоздушной обороны, противоракетной обороны и в целом воздушно-космической обороны. В этот холдинг входит огромное количество предприятий, расположенных по территории всей нашей родины, в том числе и в этот холдинг входит наше предприятие «РАТЕП».

И. КОРОТЧЕНКО: Поподробнее всё-таки, что производит «Алмаз-Антей»? И по каким направлениям холдинг работает?

М. ИЗГУТДИНОВ: Концерн «Алмаз-Антей» производит в основном системы противовоздушной обороны как для ПВО сухопутных войск, для ПВО морского базирования и, в принципе, средства противоракетной обороны.

И. КОРОТЧЕНКО: Хорошо, «РАТЕП» – это один из субъектов «Алмаз-Антей», он расположен в городе Серпухов Московской области. Давайте тогда перейдём конкретно к «РАТЕПу».

На сочинских совещаниях, которые были проведены Президентом России Владимиром Путиным в мае, важнейшее значение уделялось выполнению государственного оборонного заказа как основы для укрепления оборонного могущества сегодня России, которая находится в достаточно непростой ситуации, в окружении, когда идёт давление на нашу страну. Поэтому выполнение гособоронзаказа, поставка новых систем вооружения – это, безусловно, важнейший элемент нашей готовности противостоять давлению извне. Расскажите на примере «РАТЕПа», во-первых, что вы делаете, и каким образом участвуете в гособоронзаказе.

М. ИЗГУТДИНОВ: Исторически серпуховский завод «РАТЕП» является разработчиком и изготовителем систем управления для зенитно-ракетных комплексов надводных кораблей.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть, извините, это флотская тематика, флотское ПВО.

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, это флотское ПВО. И завод «РАТЕП» является в этой тематике, в общем-то, системообразующим предприятием.

Если вернуться немножко в историю, то созданием зенитно-ракетных комплексов на надводные корабли занимались в основном два предприятия в Советском Союзе: это «Альтаир» – всемирно известная фирма, и «РАТЕП». Оба этих предприятия входят в Концерн ВКО «Алмаз-Антей».

Задачи, которые решал «РАТЕП», всегда были связаны с разработкой именно систем управления зенитных ракетных комплексов, освоением производства и запуском в серийное производство этих систем управления и составных частей зенитно-ракетных комплексов.

В настоящее время все эти работы проводятся, практически на всех надводных кораблях стоят зенитно-ракетные комплексы с нашими системами управления. Предприятие продолжает техническое обслуживание, сервис, работы по модернизации находящихся в эксплуатации зенитно-ракетных комплексов.

Помимо этого, основного направления, морского направления, совместно с Концерном в последнее время освоено производство составных частей радиолокационных систем для ПВО сухопутных войск. Это составные части для известной радиолокационной станции «Небо» разработки нижегородского института.

Это тоже значительный объём нашей работы. Эти работы закончены буквально совсем недавно. И начались серийные поставки новой, освоенной техники.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы ещё, я знаю, делаете установки «Гибка» для обеспечения ближней ПВО.

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, Вы правильно знаете. Это новая разработка, и разработка именно нашего предприятия. Что такой ЗРК «Гибка»? «Гибка» – это, в общем-то, зенитно-ракетный комплекс сверхмалой дальности, обеспечивающий самооборону корабля в ближайшем рубеже, то есть это порядка 5-6 километров. В основе комплекса лежит использование ракеты «Игла» разработки Коломенского машиностроительного предприятия.

Мы успешно разработали этот комплекс, освоили серийное производство и сейчас осуществляем поставку на малые ракетные корабли, в том числе известные по своим действиям на Каспии.

И. КОРОТЧЕНКО: Насколько «Гибка» востребована вообще, в принципе, по номенклатуре Военно-морского флота России и, собственно, за рубежом? Я знаю, что зенитно-ракетный комплекс «Гибка» был представлен и на ряде выставок, как в России, так и за рубежом. Очевидно, вы всё-таки ориентируетесь и на внешнего покупателя.

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, действительно, комплекс является востребованным. Он как раз обеспечивает самооборону кораблей именно небольшого водоизмещения. Сам по себе он недорогой, проверенный, очень эффективный, надёжный. И поэтому им планируется оснащать именно малые ракетные корабли.

И. КОРОТЧЕНКО: Это по номенклатуре военно-морского флота России?

М. ИЗГУТДИНОВ: Да.

И. КОРОТЧЕНКО: А со стороны каких – может быть, не будем говорить конкретных стран – а регионов, скажем, есть потенциальный интерес к этим зенитно-ракетным комплексам? Очевидно, всё-таки, это преимущество «Гибки» в том, что любой, абсолютно любой проект может быть оснащён. Поэтому, очевидно, что это страны достаточно широкой номенклатуры, по географии, если мы посмотрим: Азиатско-Тихоокеанский регион, очевидно, в первую очередь, да?

М. ИЗГУТДИНОВ: Как я уже сказал ранее, «Гибка» эффективно применяется на малых ракетных кораблях, которые очень хорошо себя зарекомендовали в последних известных событиях. Большой интерес проявляется именно к этому классу кораблей иностранными заказчиками.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, пожалуйста, с Гособоронзаказом как выглядит ситуация на «РАТЕПе»?

М. ИЗГУТДИНОВ: В настоящее время практически весь объём работ, выполняемых предприятием, – это задания государственного оборонного заказа. Как я сказал, это, безусловно, наша традиционная тематика – морская тематика: мы изготавливаем радиолокационные системы управления «Пума», мы изготавливаем составные части из системы управления «Штиль», мы изготавливаем «Гибки» наши и поставляем судостроительным предприятиям. Помимо этого, мы участвуем в изготовлении составных частей радиолокационных систем «Небо».

В общем-то, весь объём работ на сегодняшний день – это работы в интересах нашего основного заказчика, то есть Министерства обороны.

И. КОРОТЧЕНКО: Марат Сафаргалеевич, по государственному оборонному заказу: как идёт его выполнение, собственно, с точки зрения качества, своевременности поставок и соблюдения всех тех требований, которые предъявляет сегодня Министерство обороны, разумеется, к вооружению военной техники?

М. ИЗГУТДИНОВ: Наше предприятие в прошлом году и в текущем году успешно справляется с выполнением заданий государственного оборонного заказа, не подводит своих головных исполнителей. И нареканий по качеству в виде рекламаций – их становится всё меньше и меньше с каждым этапом поставки. Тем не менее, хочется отметить, что все мы находимся в достаточно непростой ситуации давления с внешней стороны.

И. КОРОТЧЕНКО: Со стороны Запада.

М. ИЗГУТДИНОВ: Со стороны Запада, санкции – всё это мы ощущаем. Но те обязательства и те задачи, которые предприятие взяло на себя в рамках исполнения государственного оборонного заказа, мы выполняем, и стараемся эту практику продолжать в будущем. Должен сказать, что вся наша техника имеет характер не серийной техники. Это мелкая серия. Порой это фактически изделия, создаваемые впервые. В ходе изготовления возникает масса конструкторских доработок, применяются различные технические решения, элементная база меняется – всё это заставляет нас проводить дополнительные циклы испытаний, отработки, регулировки. Но в конечном итоге мы, не срывая сроков, отгружаем, на наш взгляд, лучшую технику, более качественную, ту технику, за которую мы будем нести ответственность, и нести её спокойно и уверенно.

И. КОРОТЧЕНКО: А как выглядит финансово-экономическая ситуация, собственно? К примеру, с точки зрения плановых показателей, которые есть на любом предприятии?

М. ИЗГУТДИНОВ: Мы буквально в ближайшее время будем подводить итоги работы за 2015 год. И, если просматривать динамику 2014-2015 годов, можно отметить следующее, что объём работы, выраженный в трудоёмкости,  вырос порядка на 15% по сравнению с 2014 годом.

Основные экономические показатели, если их внимательно рассматривать, говорят о том, что предприятие находится в устойчивом положении, становится более эффективным. У нас показатель по чистой прибыли вырос, даже при небольшом уменьшении выручки в целом по предприятию.

Средняя заработная плата на предприятии растёт, численность остаётся стабильной, но меняется структура численности. Почему? Потому что мы, всё-таки, нацелены увеличивать основной производственный персонал, конструкторские службы, технологические службы.

И ежеквартально мы проводим мониторинг финансово-экономических показателей для того, чтобы понимать фактическое состояние предприятия.

Недавно мы прошли антикризисную комиссию Концерна, поэтому ответственно должен доложить, что состояние предприятия устойчиво, уверенно мы смотрим в будущее.

И. КОРОТЧЕНКО: Нахождение в составе Концерна ВКО «Алмаз-Антей» – это для предприятия хорошо? Это благо? Потому что, вы знаете, когда создавались крупные оборонные холдинги, были и критики этого решения, что слишком много предприятий входят в структуру тех или иных холдингов, концернов, корпораций. На Ваш взгляд, всё-таки, если брать ситуацию, что вы работаете в структуре крупного интегрированного оборонного холдинга, – это благо для предприятия?

М. ИЗГУТДИНОВ: Безусловно, это благо, потому что у Концерна, как интегрированной структуры, существует своя научно-техническая политика. В области создания средств ПВО надводных кораблей мы совместно с «Альтаиром» реализуем эту политику, политику Концерна. Соответственно, исходя из этой принятой политики Концерна, мы проводим и работы, и техперевооружение. Мы, например, все программы технического перевооружения согласуем и утверждаем в Концерне с целью избежать дублирования, закупки излишнего оборудования или испытательных каких-то центров. В сложные периоды, а такие периоды у предприятия были, Концерн оказывал действенную помощь. Например, в период, когда уменьшились заказы по традиционному направлению нашему, было принято решение об освоении дублирующего производства составных частей радиолокационных станций. И, надо сказать, что именно это решение оставило предприятие, как говорится, на плаву, позволило сохранить научно-технический потенциал и коллектив, собственно, в том числе. Поэтому я считаю, что это абсолютно оправданное и правильное решение, и все мы должны вместе выполнять самую главную нашу задачу в интересах основного заказчика – Министерства обороны, под руководством именно интегрированных структур.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, а последние какие изделия были поставлены в российский Военно-морской флот? И на какие конкретно корабли?

М. ИЗГУТДИНОВ: Мы поставляли радиолокационную систему управления «Пума», поставляли приборы и оборудование из состава системы управления зенитно-ракетного комплекса «Штиль-1» – это наши новые проекты, которые недавно вступили в состав Военно-морского флота, 11356 проект. Это достаточно старый, но находящийся в эксплуатации комплекс «Кинжал». Мы на нём проводим регламентные работы, поддержание технического состояния, ремонты и совместно с нашей кооперацией меняем и модернизируем этот комплекс.

И. КОРОТЧЕНКО: Это комплекс, который стоит уже на боевых кораблях в составе ВМФ России?

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, он стоит на боевых кораблях. В основном, это корабли проекта 1155, которые в настоящее время проходят плановый ремонт, модернизацию. Этот комплекс является, в общем-то, достаточно успешным комплексом и решает задачи самообороны ближнего рубежа. И флот пока намерен продолжать его эксплуатацию. Хороший комплекс. Мы в своё время разрабатывали всю систему управления этого комплекса, осваивали производство. В настоящее время полностью поддерживаем этот комплекс в требуемом уровне боевой готовности.

Должен сказать, что мы говорили о наших разработках, в частности, о «Гибке», которая используется на малых ракетных кораблях. У нас есть такой замечательный пример: 12 декабря прошлого года на черноморском флоте на боевое дежурство заступил малый ракетный корабль «Серпухов», носящий имя нашего города. Мы, безусловно, с Администрацией города взяли на себя почётную обязанность – шефство над этим кораблём и экипажем. А поскольку там стоит наш комплекс, то мы будем не только шефствовать, но и надлежащим образом следить за состоянием этого комплекса.

Я бы хотел пару слов сказать о тех перспективах, которые мы совместно с Концерном видим и строим в настоящее время. Дело в том, что мы понимаем, текущее состояние эксплуатируемых комплексов – оно всё равно будет приходить к такому моменту, что их нужно будет модернизировать и менять. Это требование, обусловленное задачами, которые решает флот, требованием времени, необходимостью замены электронно-компонентной базы, импортозамещением. И, в связи с этим, Концерном поставлена задача начать проработку возможности модернизации или замены существующих зенитно-ракетных комплексов.

И. КОРОТЧЕНКО: Морского базирования.

М. ИЗГУТДИНОВ: Морского базирования. Как я сказал, у нас два предприятия основных – это «Альтаир», «РАТЕП». Есть ещё у нас другие предприятия, которые участвуют в этих работах. И это решение Концерна реализуется сейчас в инициативном порядке, то есть предприятие Концерна, имея научно-технический задел, формирует предложение, предлагая для рассмотрения Военно-морскому флоту, а Военно-морской флот уже примет решение о том, что и как применять.

А поскольку вопросы разработки и создания новых комплексов занимают достаточно длительный период: от двух, трёх, до пяти лет, – самой актуальной, конечно, становится задача поддержания технического состояния действующих комплексов на эксплуатируемых кораблях.

В связи с этим нами прорабатывается предложение в адрес Военно-морского флота об организации постоянного присутствия наших специалистов на всех флотах, где находятся наши комплексы. Это мероприятие позволит не только своевременно и быстро решать возникающие технические задачи, но и планировать работу на будущее, в том числе планировать средства, планировать возможность замены каких-то элементов и так далее.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы сказали, что планируется усилить присутствие специалистов «РАТЕПа», инженеров, рабочих, непосредственно на флотах. Я так понимаю, что первоочередное внимание будет уделено Тихоокеанскому флоту России?

М. ИЗГУТДИНОВ: Первоочередное внимание будет уделено, действительно, Тихоокеанскому флоту, но я должен сказать, что и на других флотах это направление очень актуально. У нас уже сейчас находятся бригады на северном флоте, на Балтике. Эти бригады находятся фактически на постоянной основе, развёрнуты там работы. Но мы говорим о том, что эти работы должны носить системный плановый характер, а не заявочный. И мы будем предлагать Военно-морскому флоту наше участие в проведении регламентов, чтобы мы могли подсказывать эксплуатанту.

И. КОРОТЧЕНКО: Флотским специалистам.

М. ИЗГУТДИНОВ: Флотским специалистам, обучать их даже каким-то видам работ. И заранее планировать все мероприятия, потому что, как правило, эта техника требует определённых замен отдельных блоков, ремонта. Возможно, там будут какие-то сложности с этими приборами, их нужно будет перебирать, пересматривать. То есть это время и это надо заранее планировать.

И. КОРОТЧЕНКО: Но ещё раз надо просто подчеркнуть, что речь идёт о тех кораблях, ещё, очевидно, советской постройки, которые продолжают пока что составлять основу нашего Военно-морского флота, хотя идёт замена, поставка новых кораблей. Но, тем не менее, и советское наследство надо поддерживать в соответствующем техническом состоянии для выполнения боевых задач по предназначению.

Разумеется, вопросы противовоздушной обороны актуальны, особенно в связи с тем, что наш флот сегодня присутствует в ключевых районах и точках мирового океана, в частности, есть у нас эскадра и в Средиземном море, есть у нас и группировка кораблей, которая непосредственно развёрнута у побережья Сирии, и дальние походы. Всё это, очевидно, требует повышенного внимания к вопросам противовоздушной обороны, потому что она обеспечивается абсолютно автономно. Каждый корабль – самостоятельная боевая единица, он самостоятельно обеспечивает свою ПВО. Поэтому эти вопросы: модернизации, поддержания в исправном состоянии системы комплексов морской ПВО, – они, конечно, совершенно очевидно, носят приоритетный характер применительно к тем задачам, которые выполняет флот.

Я также хотел у Вас поинтересоваться и таким вопросом: сегодня ведь многие предприятия оборонного комплекса проходят техническое перевооружение, модернизацию. Как у вас обстоят с этим дела?

М. ИЗГУТДИНОВ: Действительно, в последние годы руководство страны и руководители, в том числе, нашего холдинга, активно нас подвигают и заставляют проводить техническое перевооружение. Все программы технического перевооружения, которые проходят на предприятии, и развития, они утверждаются в Концерне.

Могу конкретный пример привести: на протяжении прошлого года мы ввели в эксплуатацию более 20 единиц нового высокопроизводительного технологического оборудования. Это, конечно же, позволяет нам повысить производительность, улучшить качество, надёжность, и переходить на новые современные технологии. Но должен отметить, что если предприятия, входящие в Концерн, имеющие стопроцентное участие, имеют возможность получать федеральные целевые деньги, наше предприятие, к сожалению, вынуждено решать вопросы за счёт собственных источников: чистой прибыли, кредитных средств. Но, тем не менее, мы совместно с Концерном подходим к этому достаточно разумно, изучаем наличие оборудования нового и испытательного оборудования у наших коллег в Концерне, и развиваем только ключевые свои компетенции.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, а как обстоит ситуация с инженерными и рабочими кадрами? Здесь ведь сталкиваемся с тем, что надо и повышать квалификацию, и молодёжь набирать. У вас как обстоят дела с этим?

М. ИЗГУТДИНОВ: У нас на предприятии работает порядка 160 человек в особом конструкторском бюро.

И. КОРОТЧЕНКО: Это только в ОКБ?

М. ИЗГУТДИНОВ: Это только в ОКБ. Порядка 120 человек у нас работает в отделе главного технолога, которые занимаются разработкой технологий, разработкой программ технического перевооружения и так далее.

Да, действительно, такая задача кадровая у меня, как у руководителя, отнимает практически половину времени, потому что кадры, как говорили раньше, так оно и есть: они решают всё. Опытные специалисты должны передавать свои знания, умения, и надо вовремя эти знания перенять. И мы на предприятии реализуем несколько программ, в том числе программ в интересах наших молодых специалистов. Мы активно обучаем своих молодых специалистов, у нас одновременно учатся порядка нескольких десятков ребят в различных вузах по целевым программам. У нас есть программа поддержки молодых специалистов, предоставляется общежитие. Активно они участвуют в жизни предприятия. Но самое главное – создана программа адаптации и наставничества на предприятии, что, на наш взгляд, должно позволить и обеспечить плановую передачу опыта и знаний молодёжи.

Вообще, это очень серьёзная работа, глубокая. И мы все сталкиваемся с тем, что молодёжь последние годы не очень-то хотела идти на предприятия, тем более, оборонные предприятия, закрытые предприятия. Но, тем не менее, в нашем городе наблюдается в последнее время обратная тенденция. То есть мы активно работаем и с образовательными учреждениями города, области, близлежащих районов, организуем экскурсии, показываем, проводим олимпиады, спартакиады. Молодёжи это интересно. И мы это будем поддерживать.

И. КОРОТЧЕНКО: У коллектива предприятия есть понимание важности решаемых задач? Или это просто прийти и выполнить, условно говоря, какой-то объём задач и получить зарплату и уйти? Либо есть понимание, что это создание реального щита обороны, в частности, по линии нашего флота?

М. ИЗГУТДИНОВ: Должен со всей ответственностью сказать, что у нашего коллектива в целом, и у отдельных сотрудников, конечно, такое понимание есть, иначе бы люди не оставались сверхурочно, не выходили бы на работу, когда у нас идёт сдача активная продукции, в выходные дни, в праздничные дни.

И. КОРОТЧЕНКО: Флот требует сейчас.

М. ИЗГУТДИНОВ: Флот требует. Я буквально вернулся из командировки с Дальнего Востока. Поставил нам флот задачу: нужно усилить там наше присутствие. Тут же, в течение нескольких часов, мы этот вопрос решили. И я не помню, чтобы хоть кто-то из наших специалистов как-то возражал. Все относятся с пониманием и очень ответственно к той ситуации, в которой мы все находимся. И никто не позволяет себе каким-то образом шантажировать руководство предприятия. Наоборот, все дружно, вместе встают, идут выполнять свою задачу, понимая всю ответственность, которую мы несём.

Фактически «РАТЕП» в своей части является единственным изготовителем в стране. И, если люди будут как-то по-другому относиться, то ряд серьёзных задач, заданий будут просто сорваны.

И. КОРОТЧЕНКО: Очевидно, «РАТЕП» является градообразующим предприятием для Серпухова, потому что это небольшой подмосковный город. Как складываются отношения вашего предприятия с городским руководством?

М. ИЗГУТДИНОВ: Действительно, «РАТЕП» – это градообразующее предприятие, находится оно в микрорайоне на окраине города, это микрорайон Ногинка, так называемый. В своё время этот микрорайон вырос вокруг предприятия.

И. КОРОТЧЕНКО: Я, извините, хочу сказать, что у нас, тем не менее, Серпухов в эфире присутствует. Совсем недавно был у нас здесь военный, руководитель Серпуховского филиала Академии Петра Великого и рассказывал о том, как готовятся курсанты для эксплуатации, в том числе, и мобильных подвижных комплексов «Тополь-М», «Ярс» и так далее. Поэтому интересно и с Вашей точки зрения, как точки зрения директора-практика, как складываются отношения с городским руководством.

М. ИЗГУТДИНОВ: Я повторюсь, что, конечно, «РАТЕП» – это градообразующее предприятие, основной налогоплательщик города. И практически каждый человек, проживающий в Серпухове, так или иначе связан с этим предприятием. В настоящее время у нас складываются хорошие, конструктивные отношения с Администрацией города, мы активно участвуем во всех мероприятиях, которые проводились Администрацией: это и благоустройство, это и праздничные мероприятия.

В общем-то, «РАТЕП» занимает активную позицию и в области программ социальной направленности: у нас есть и дворец спорта, и дворец культуры, мы шефствуем над несколькими муниципальными предприятиями.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно. А, в свою очередь, очевидно, вам помогают и с кадрами, и с вопросами энергоснабжения.

М. ИЗГУТДИНОВ: Конечно.

И. КОРОТЧЕНКО: Функционирования и обслуживания всей инфраструктуры. Это понятно в этой ситуации.

Скажите, пожалуйста, ваша политика в области расходования прибыли, поскольку она есть: вы, всё-таки, прибыль стараетесь вкладывать куда? Проедать? Или в техническую модернизацию, в те заделы, которые в будущем позволят предприятию уверенно стоять на ногах и безбоязненно смотреть в будущее.

М. ИЗГУТДИНОВ: Наше предприятие достаточно эффективно работает. И по динамике мы видим, что прибыль растёт. Прибыль для нас является традиционно источником различных программ развития.

Поскольку мы не имеем возможности участвовать в федеральных целевых программах в силу определённых причин, основным источником программ развития, и действующих, и будущих, – это чистая прибыль.

Да, конечно, существует мнение о том, что распределить, выплатить дивиденды – это правильная политика. Но для будущего, для развития предприятия, на наш взгляд, взгляд Концерна, необходимо использовать все возможности, и в том числе заработанную прибыль, для того, чтобы создать научно-технический задел, для того, чтобы у предприятия была работа в будущем, чтобы мы могли быть конкурентоспособны, и могли иметь возможность предлагать нашим основным заказчикам современную, качественную, надёжную технику.

Можно, конечно, распределить прибыль, вывести деньги из оборота, заплатить дивиденды. Но, на наш взгляд, правильнее, всё-таки, заниматься развитием.

И. КОРОТЧЕНКО: Такой ещё вопрос: по, скажем, перспективам «РАТЕПа», как Вам видятся, собственно, перспективы развития предприятия? По каким направлениям, по каким линиям?

М. ИЗГУТДИНОВ: Здесь мы видим, конечно же, продолжение развития традиционной нашей тематики: это создание зенитно-ракетных комплексов или составных частей зенитно-ракетных комплексов морского базирования. Безусловно, мы не хотим оставлять, а будем развивать направление, недавно освоенное совместно с Концерном, по изготовлению составных частей радиолокационных станций ПВО сухопутных войск. И мы планируем воссоздать ряд компетенций на предприятии, которые позволили бы нам оптимизировать работу концерна со сторонними организациями.

То есть существуют такие виды работ, которые организации, входящие в Концерн, размещают на стороне. Допустим, изготовление отдельных элементов, трансформаторов, кабельной продукции какой-то. Мы считаем, что, развив до определённого уровня наши участки, мы готовы эти работы в рамках Концерна выполнять.

Что касается традиционной нашей тематики, комплексов морского базирования, здесь мы видим основное направление в модернизации нашего зенитно-ракетного комплекса «Гибка». Такие работы в настоящее время ведутся, ведутся совместно с нашими соисполнителями, ведутся, в том числе, под методическим руководством Военно-морского флота.

Мы планируем осуществить большой объём работ в рамках зенитно-ракетного комплекса «Кинжал». У нас есть для этого очень хороший задел и серьёзное предложение. И мы впоследствии планируем эти работы проводить совместно с «Альтаиром». И считаем, что, в общем-то, именно эти два направления определят будущий облик предприятия в целом.

Конечно же, актуальной задачей остаётся освоение и развитие производства гражданской продукции. Эти задачи нам ставит и руководство Концерна, и мы хорошо понимаем, что придёт тот период, когда необходимость диверсификации станет насущной. И мы над этой тематикой тоже работаем.

И. КОРОТЧЕНКО: Кстати, то, о чём говорил Путин, что необходимо готовиться, что в 2020 году после этого произойдёт спад в производстве военной продукции, потому что завершится государственная программа вооружения нынешняя. И надо готовиться к тому, что делать дальше, в том числе развивать гражданский сектор экономики.

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, это такое, перспективное направление. И оно, действительно, заслуживает очень серьёзного внимания. В рамках Концерна существует ряд подразделений и имеется заместитель генерального директора, который развивает эту тематику. Мы активно взаимодействуем. И тут важно то, что использовать эти наши компетенции, наше оборудование, наши умения именно при создании гражданских или систем двойного назначения, чтобы не получилось, что, создавая сложнейшие радиолокационные системы управления, мы перешли на изготовление каких-то простых машиностроительных изделий не радиотехнического профиля.

Есть направление, связанное с изготовлением приборов и оборудования в рамках организации воздушного движения, средств связи, ремонта оборудования различного, именно радиотехнического. И именно в этом направлении мы будем двигаться.

И. КОРОТЧЕНКО: Вот Вы как директор-практик, как вообще построен Ваш день? С чем Вы сталкиваетесь? В практическом плане из чего складывается работа руководителя оборонного предприятия?

М. ИЗГУТДИНОВ: Очень хороший вопрос, неожиданный, на самом деле. Как правило, рабочий день достаточно чётко выстроен. Это раннее начало работы – это не позже 8 часов. Работа с документацией, с корреспонденцией. Потом обычно у нас идут планёрки либо производственные совещания. И в ходе дня решаются текущие вопросы. Дверь у меня не закрывается. Постоянно приходят заместители, руководители различных подразделений, проводятся работы и с конструкторами, и с технологами.

Много работы мы проводим в рамках поддержания вообще жизнедеятельности нашего предприятия, потому что предприятие большое. У нас огромное хозяйство. Надо заниматься не только изготовлением, производством, созданием, но и, порой, решать достаточно прозаичные бытовые вопросы. У нас большой и жилищный фонд. И всё это приходится решать в течение рабочего дня. Рабочий день, как правило, раньше 8–9 вечера не заканчивается.

Мне кажется, и я уверен, что это на большинстве предприятий такая практика. И большинство руководителей, наверное, в таком режиме и работают. Потому что, всё-таки, огромное хозяйство, огромные сейчас задачи, которые требуют постоянного контроля руководства.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть всё во имя гособоронзаказа. Это главный мэйнстрим – то, что необходимо делать, чтобы наша страна могла чувствовать себя уверенно в условиях, когда мы видим усиливающееся давление и новые, новые угрозы, которые звучат из западных столиц.

М. ИЗГУТДИНОВ: Да, это именно так. Это всё ради того, чтобы задания, которые нам даёт Министерство обороны, мы выполняли вовремя, в срок, с требуемым уровнем качества. Но и, конечно же, как работники, мы все понимаем, что это даёт нам работу, это даёт нам возможность трудиться, зарабатывать, содержать свои семьи. А для таких предприятий градообразующего характера, как наше предприятие, как «РАТЕП», успешное выполнение заданий – это залог, в том числе, и залог благосостояния коллектива и устойчивости, может быть, и целого города.

И. КОРОТЧЕНКО: Я помню, что в отношении «РАТЕПа» в конце 1990-х – начале 2000-х было много разных скандальных публикаций. Вроде бы, предприятие хотели и перепрофилировать, и ещё какие-то были там непонятные дела. Эти люди сейчас уже отсутствуют на предприятии, с которыми была связана череда этих громких скандалов в прессе?

М. ИЗГУТДИНОВ: Действительно, у предприятия история достаточно сложная. И в 1990–2000-х годах наше предприятие не избежало участи прихода определённых криминальных элементов, попыток захвата нашего предприятия. Я повторюсь, предприятие, конечно, градообразующий характер носит, системообразующий. В настоящее время пришла новая команда на предприятие, которая будет реализовывать ту политику Концерна, о которой мы сейчас говорили. И те задачи, которые Концерн нам поставил, они будут решены, безусловно.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть, по крайней мере, флот может рассчитывать на «РАТЕП» в части, касающейся того, что вопросы противовоздушной обороны наших боевых кораблей будут решаться по-прежнему эффективно.

М. ИЗГУТДИНОВ: Флот пусть рассчитывает, пусть не сомневается в наших возможностях. Мы, как коллектив, сделаем всё для того, чтобы они несли службу свою спокойно и уверенно.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо за этот разговор! Напомню, что гостем программы «Генштаб» был генеральный директор оборонного предприятия «РАТЕП», входящего в Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей», Марат Сафаргалеевич Изгутдинов.»